15 ноября 2017 в 16:05

Сила притяжения: почему различия - не помеха любви?

Сила притяжения, различия - не помеха любви, неравный брак, мы разные, но всё-таки мы вместе, любовь и брак, психология отношений,

Сила притяжения: почему различия - не помеха любви? Для настоящего чувства нужны какие-то основания - так мы привыкли думать. Если партнер не нашего круга, не разделяет наших взглядов и привычек, слишком далек по духу - на чем держится любовь?

Свадьбу 23-летние Лена и Снайпер отметили скромно. Хотя отец Лены - владелец сети парикмахерских - настаивал: лимузин, ресторан, концерт для гостей. Но Лена «отбила» варианты пикником - гитара, незатейливое угощение и самые близкие. Не хотела смущать жениха, который работал в местном НИИ. Кстати, «снайпером» его прозвали еще в школе - толи за косоглазие, толи за привычку в минуты волнения «бегать» глазами.

С Леной они были одноклассниками, но почти не общались. После школы поступили учиться: он на физика, она - на журналиста. Встретились снова случайно - на конференции, где она делала сюжет для новостей. В буфете разговорились. Она пожаловалась на цинизм коллег, интриги и «подкаты» начальника. Он рассказал о поисках Бозона Хиггса, переписке с нобелпатом Алексеем Абрикосовым и розыгрышах лаборантов. А на следующий день она позвонила и предложила встретиться.

Через палгода родные и друзья узнали новость: молодые люди женятся. Начались уговоры. Разрабатывались многоступенчатые планы, как «открыть глаза» Лене, уберечь ее от «огромной ошибки». Не уберегли. О Ленином браке в ее семье старались не говорить. Но бдительно следили за ее настроением и, когда она выглядела усталой, как бы невзначай заводили разговор про одного одинокого знакомого. Разведен, мол, деньги, внешность - все при нем. Озолотил бы любимую, но попадаются исключительно стервы. Лена слушала и молчала: ей хотелось домой.

Тайна выбора

Лена смущается, когда ей задают прямой вопрос: почему он? Но видно, что уже привыкла. Поначалу терялась, спорила, обижалась. А теперь даже систему выработала: каждому любопытному - свою легенду. Подружкам - что муж перспективный кадр, работает над секретным проектом. Бабушке с дедушкой - «приворожил, наверное». Маме, которая увлекается астрологией, - «по натальным картам совпали».

Только для себя самой у Лены, похоже, нет объяснения. До той встречи на конференции ей казалось, что ее интересуют совершенно другие мужчины. Андрей (настоящее имя Снайпера) не делал ничего из того, что делали ее прежние ухажеры: не флиртовал, не играл мышцами, не пытался невзначай показать краешек дорогих часов из-под манжеты. Но и общих тем для разговора у них как будто не было. И все же она почувствовала сразу: с ним хорошо...

Если никакой понятный интерес, ни одна явная причина не объясняют любовную встречу, это только подчеркивает иррациональную сторону влечения, считает психоаналитик Софи Кадален (Sophie Cadalen). «Пара - это всегда нечто таинственное. Когда у нас много общего, легко оправдать выбор, - размышляет она. - Но если любовь возникает вопреки рациональным основаниям, оно одновременно завораживает и пугает. Завораживает, потому что мы понимаем: вот она, судьба! Пугает - поскольку происходит вопреки планам и ожиданиям».

Невидимые связи

Если любовь не считается с разумными доводами- это не значит, что у нее нет логики. «Противоположности сходятся потому, что только кажутся противоположностями, - объясняет в книге семейный терапевт Робин Скиннер (Robin Skynner). - В действительности люди находят друг друга благодаря схожести, более того, схожести семей, в которых выросли». По мнению Скиннера, мы бессознательно тяготеем к тем, в ком узнаем приметы значимых для себя людей и намеки на близкий семейный опыт. К такому выводу он пришел после того, как много раз провел придуманное им упражнение: он собирал в комнате незнакомых друг с другом мужчин и женщин и просил их в тишине понаблюдать за коллегами по эксперименту, а затем объединиться в пары, по-прежнему молча. После этого он расспрашивал участников об их семейной истории, и всякий раз оказывалось, что каждый выбрал в партнеры того, чья семья была в чем-то похожа на его собственную. Например, в обеих семьях было принято сдерживать эмоции или обе пережили потерю...

А если в семьях на первый взгляд нет общего? Отец Андрея ушел из дома, когда тому было пять лет. Мальчик рос с матерью - заботился о ней, делал все по дому, ухаживал, когда она болела. У Лены в школе был смартфон последней модели. Андрей ходил со старой кнопочной «Нокией»: деньги были нужны маме на лекарства. Лена росла в полной семье, никогда ни в чем не нуждалась - ей не хватало только внимания отца, который был занят и старался компенсировать отсутствие подарками. По мнению Робина Скиннера, мы смотрим друг на друга не только собственными глазами, но и глазами детей, которые прячутся внутри «взрослого» панциря. В любви выражается не только восхищение красотой и умом партнера, признание его талантов, но в первую очередь желание получить от него то, что мы когда-то имели или хотели иметь. И если нас влечет в другом что-то загадочное, возможно, это то, в чем нам отказывали. Будь то внимание, близость, чувство безопасности или уверенность, что объект любви всегда будет рядом.

Разрыв со сценарием

Любовь к человеку другого «типа» может быть вызовом самому себе, собственной истории отношений. «Его большие черные глаза сразу притянули меня как магнит, - рассказывает 43-летняя Елизавета. - Но я тут же начала убеждать себя не продолжать знакомство: он был не моего типа, невысокий брюнет монголоидной внешности, да к тому же младше меня лет на десять. Я сказала себе, что у нас ничего не получится. Мансур был противоположностью всем моим прошлым увлечениям». Уже потом, в кабинете психоаналитика, Елизавета осознает связь между чередой болезненных встреч и расставаний и новой любовью в лице Мансура. Она устала от инфантильных мужчин - и решила разорвать порочный круг. Сейчас они вместе уже три года. «Определенный типаж, к которому нас тянет систематически, - это часто способ не выходить из первых отношений, - подчеркивает психоаналитик Моник Давид-Менар (Monique David-Menard). - Многие мои клиенты, даже когда меняют объект любви, знают, что на самом деле ничего не меняется, и именно об этом они приходят поговорить: чего-то не хватало им в отношениях с одним из родителей - этого-то они ищут в другом человеке. Они наполняют смыслом потребность в защите и/или уверенность, что могут дать защиту любимому человеку, ведь они убеждены, что одного из родителей им глубоко не хватало».

Потому любовь к нетипичному, неизвестному, непредсказуемому ,другому может быть показателем того, что мы наконец-то созрели. Она может означать, что нам больше не нужно проигрывать один и тот же сценарий, быть правильными, покладистыми, удобными. Мы можем принять риск новизны. «С одной стороны, мы всегда хотим безопасности, а с другой - нас манит что-то новое, - говорит психолог Римма Максимова. - Я могу выбрать новое, если у меня есть внутренние силы совладать с тревогой и пожертвовать безопасностью». Эта жертва может оказаться решающей, потому что некоторые из нас считают безопасными отношения, которые приносят им боль, - если эта боль им привычна. Если в нашей личной истории любовь была связана с насилием, обманом и холодностью, то рядом с тем, кто не дает нам этих ощущений, а, напротив, старается заботиться и оберегать нас, мы можем поначалу испытывать сильную тревогу. Но готовность ее пережить открывает нам дорогу к новым способам взаимоотношений.

А как же разница в менталитете, привычках, жизненном опыте? Дьявол, как известно, в мелочах, и со временем они могут превратиться в раздражающие занозы. По мнению Риммы Максимовой, это дополнительный вызов для отношений, но не главный. «Если мы хорошо различаем мысли и чувства, если способны отделить свои ощущения и мнения от того, что реально происходит, не навязываем партнеру правила, но стараемся учесть его пожелания и, самое главное, можем обсуждать различия друг с другом, найти удобное для обоих решение - тогда отношения будут работать», - объясняет психолог. Выбирая партнеров, похожих на нас (или на тех, с кем мы встречались и прежде), мы избегаем рисков. Но иногда, чтобы обрести счастье, нужно сойти с дороги и довериться внутреннему голосу.

Проверено временем.

Пересуды прессы, недоумение поклонников, конфликты с семьей...Эти знаменитости перенесли все и доказали: настоящая любовь важнее условностей.

Джулия Робертс и Дэнни Модер.

С помощником оператора Дэнни Модером актриса познакомилась в 2000 году. Модер покорил Джулию тем, что видел в ней женщину, а не кинозвезду. Сейчас у них уже трое детей. За пределами съемочной площадки Джулия представляется исключительно как миссис Модер.

Хью Джекман и Деборра-Ли Фернесс.

Он встретил ее в 1994 году, на съемках австралийского сериала. Хью был начинающим артистом, Деборра -местной звездой. Красавец без памяти влюбился, они поженились, воспитывают двоих детей. Со временем партнеры поменялись ролями: Хью прославился, а Деборра отошла в тень.

Эммануэль и Бриджит Макрон.

Ей 64, ему 39. Когда отношения только начинались, разница была еще очевиднее: будущий президент Франции был школьником, будущая первая леди - его учительницей. К тому же она была замужем и растила детей. Юноша отстоял свой выбор, несмотря на сопротивление родителей.

Джоан Роулинг и Нил Мюррей.

2001 год оказался вдвойне счастливым в жизни успешной писательницы. Вышел фильм по первой книге о Гарри Поттере, и на благотворительном вечере она познакомилась со скромным анестезиологом Нилом Мюрреем. Спустя лишь несколько недель они узаконили отношения.

Пока ни одного комментария, будьте первым! ☝️

Что бы оставить комментарий войдите на сайт

Войти через соц. сеть: