Куракин — значение и происхождение фамилии

Значение и происхождение фамилии Куракины.

Значение и происхождение фамилии Куракины.

Фамилия Куракин — русская княжеская фамилия, ведущая свое происхождение, как значится в родословной, от «Гедимана, Великого князя Литовского», а «Едиман происшел от Российского Великого князя Владимира Святославовича, который крести Русскую землю...». «Внук Великого князя Гедимана Патрикий князь Звенигородский, прибыв в Москву в 1408 году, вступил в службу Великого князя Василия Дмитриевича»... «У внука его сына Юрия Патрикиевича Ивана Васильевича, имевшего прозвище Булгак, было четыре сына; из них от второго сына Михаила Ивановича — по прозвищу Голица — произошел род князей Голицыных, а от третьего сына Андрея Ивановича — по прозвищу Курака — произошел род князей Куракиных».

Слово «курака» встречается в тюркских языках. Поводом к этому прозвищу послужило одно из свойств его обладателя, который был либо пустым, бессодержательным, либо скупым жадным, либо задумчивым, мечтательным человеком. Таки значения имеет это слово в киргизском, туркменском и других тюркских языках.

Фамилия Булгаков является довольно старой и широко распространенной, но на Руси она появилась позже фамилии Куракиных, хотя носитель прозвища Булгак, потомок Патри-кия князя Звенигородского, внука Гедемина, ведущего свою родословную от Владимира Святого, был родоначальником двух княжеских родов Голицыных и Куракиных.

Тюркский глагол со значениями «при хождении вертеть головой», «быть гордым», «важничать» проник в русские народные говоры в значении имени существительного «булга» — склока, тревога, беспокойство; в значении глаголов «булгатить», «булгачить» —тревожить, беспокоить, будоражить, полошить, баламутить; в значении имени прилагательного «булгачный», «бул-гачливый» или имени лица — «булгатник», «булгатень», т. е. склочный, суматошный человек. Следовательно, в основе фамилии Булгаков лежит одно из этих свойств, по которому было дано прозвище человеку, а затем и фамилия.

Таким образом, в, казалось бы, последовательную русскую родословную Гедеминовичей включаются два прозвища тюркского происхождения f- Булгак и Курака. Причем носители того и другого прозвища связаны родством, по которому Андрей Курака приходится сыном Ивану Булгаку. Вероятно, здесь имеет место либо установление какого-то родства Гедеминовичей (вероятно, по женской линии) с родом, происходящим из Золотой Орды, либо, как это указывается в родословной, Булгак и Курака были прозвищами отца и сына, данными кому-либо из золотоордынских татар, перешедших на службу к русским Великим князьям Василию Темному (1425—1462) или Иоанну III (1462—1505). Именно в это время такой переход был наиболее интенсивным.

Интересно, что герб рода князей Куракиных имеет много элементов, совпадающих с гербом Голицыных, что вполне возможно для этих фамилий, имеющих близкое родство и общее происхождение.

Андрей Иванович Курака, как далее следует из родословной, был боярином при царях — Иване III Васильевиче (1462—1505) и Василии IV Ивановиче (1505—1533). Князья Куракины входили в число 16 знатнейших фамилий, представители которых из стольников непосредственно жаловались в бояре, минуя чин окольничего. Они занимали видное место в боярской думе, ведали рядом приказов, служили в полковых воеводах, возглавляли посольства. Боярин Федор Федорович Куракин (?—1683) состоял «дядькой» — воспитателем царевича, а потом царя Федора Алексеевича.

В XVIII веке крупнейшим дипломатом был действительный тайный советник князь Борис Иванович Куракин (1676— 1727). Он состоял послом в Англии, Ганновере, Нидерландах, во Франции. Он представлял Россию на международных конгрессах. В 1722 году, когда Петр 1 отправился в Персидский поход, он поручил князю Куракину руководство всеми российскими послами, аккредитованными при европейских дворах. Князь Борис Иванович занимался историческими исследованиями — он составил «Гисторию о Царе Петре Алексеевиче и ближних к нему людях 1682— 1694 годов».

Первым браком князь был женат на Аксинье Федоровне Лопухиной (1678—1699), сестре царицы Евдокии Федоровны, первой супруги царя Петра I. Их сын, обер-шталмейстер князь Александр Борисович (1697—1749), в 1722—1724 годах был послом во Франции, а в царствование юного Петра II играл видную роль при дворе как родственник императора. Он способствовал падению Светлейшего князя А. Д. Меньшикова, впоследствии был назначен сенатором.

Единственный сын Александра Борисовича, князь Борис-Леонтий Александрович (1733— 1764), состоял также сенатором, президентом камер-коллегии и коллегии экономии. Видными государственными деятелями были его сыновья — князья Александр, Степан и Алексей. Среди них особенно известным был князь Александр Борисович Куракин (1752—1818). Он воспитывался вместе с наследником — Павлом Петровичем, будущим императором Павлом I; учился в Лейденском университете; много путешествовал по Европе. Князь Александр Борисович избирался санкт-петербургским губернским предводителем дворянства. Будучи любимцем Павла I, дважды при нем становился вице-канцлером и сенатором. При Александре I был канцлером российских орденов. С 1806 года князь — посол в Австрии, в 1807 при его участии был заключен мирный договор между Александром 1 и Наполеоном.

По свидетельству современников, Александр Борисович был необыкновенно тщеславен и склонен к внешнему блеску, за что получил прозвище «бриллиантовый князь». Образованный, но вместе с тем закоснелый в предрассудках своего времени, он интересовался просветительской литературой, но ненавидел решительных деятелей, способных к переустройству современной жизни — «ехидно бредящих» «филозофов нынешнего столетия», в том числе Радищева. В письме к племяннику от 2 ноября 1800 года советовал ему при чтении книг остерегаться «вредных заблуждений». «Старайтесь ... от сетей коловратных умствователей нашего столетия себя ограждать», — наставлял он. В то же время сам немало рассуждал о пользе просвещения, любви к русскому языку и литературе. В его письмах встречаются имена Державина, англичанина Лоренсса Стерна, писавшего о том, что не могут быть однозначны мысли и поступки человека. Двойственны многие поступки князя в бытовой жизни: так известно, что он был расточительно щедр и одновременно расчетлив, как купец. Этот «великолепный князь», как его вслед за Потемкиным называли некоторые современники, был плоть от плоти XVIII века с его противоречиями и глубокими контрастами. Среди многих причуд Куракина отмечалась маниакальная любовь заказывать свои портреты. Их писали итальянские и французские мастера Баттони и Бромптон, Випсе-Лебрен и Монье, Рослен и Лампи, Ритт и Вуаль. Созданные ими портреты копировались и размножались крепостными живописцами Куракина, их повторяли в бесчисленных гравюрах, которые он раздаривал близким и знакомым.

К одному из крупнейших русских портретистов Владимиру Лукичу Боровиковскому (1757—1825) Куракин обратился в период, когда он, сделав в первые же месяцы по воцарении Павла головокружительную карьеру, стал вице-канцлером и обладателем высших орденов, а в сентябре 1798 года неожиданно подал в отставку. Портрет, изображающий Куракина, по его желанию, стоящим в полном одеянии кавалера мальтийского ордена у стола с расположенными на нем планами поместья, увековечивал, таким образом, блестящее, хотя и утраченное уже положение сановника.

Незадолго до смерти Павел I вернул Куракина в Петербург. Следующий блестящий портрет князя был закончен Боровицким в 1802 году. Об этом свидетельствует Владимирская лента на груди Куракина — этот орден он получил в сентябре 1802 года.

Князь Александр Борисович запечатлен в парадном костюме, со всеми знаками отличия, в окружении многочисленных великолепных предметов. Фигура полна величия, представлена стоящей прямо, на фоне колонны, за которой виден Инженерный замок — резиденция императора, здесь же и его бюст, помещенный на высоком постаменте. Слева — ниспадающая с кресла широкими складками мантия Торжественности и монументальности, которая содействует живописному исполнению портрета. Яркие контрастирующие краски одежды — сверкающее золото и серебро, переливающееся синее и красное, голубовато-белое и черное — сопоставлены с близкими по цвету, но менее интенсивными оттенками малинового, темно-голубого, коричневатого и золотистого в окружающей обстановке. Глухой зеленый тон занавеса образует переход к холодной гамме пейзажа. С незаурядным и завидным мастерством художник воспроизвел фигуру и материал отдельных предметов — парчу и бархат, холодный мрамор и резное дерево, блеск драгоценных камней и металла. Все это передано с такой осязательностью, какая еще не встречалось в портретах. В 1809-1812 годах князь Куракин был послом во Франции.

В1810 году во время пожара в Париже он получил сильные ожоги, от которых не смог оправиться до конца жизни.


Поиск фамилии, ее истории и значения:

Комментарии 0
Аватар