Долгоруков — значение и происхождение фамилии

Значение и происхождение фамилии Долгоруковы.

Значение и происхождение фамилии Долгоруковы.

Фамилия Долгоруковы — князья. От старшего из братьев князей Оболенских отделилась ветвь этого рода. Старший сын Андрея Константиновича, Иван Андреевич, имел прозвище Долгорук. Много земель окрест своего имения скупал и прихватывал князь, далеко простирались его угодья, потому так и прозвали Ивана Андреевича. Его сын, Владимир Иванович, живший в конце XV века, имел семерых сыновей, четверо из которых стали родоначальниками четырех ветвей рода. Долгоруковы были стольниками, дипломатами, сенаторами. Видное положение занимали они при Петре I. Яков Федорович Долгоруков (1659-1720) получил очень хорошее для того времени образование под руководством наставника из поляков и свободно владел латинским языком. В 1682 году, во время стрелецкого бунта, он открыто принял сторону царевича Петра Алексеевича, который сделал его своим комнатным стольником. Царевна Софья, опасаясь его влияния на брата, отправила Долгорукова в 1687 году послом во Францию и Испанию просить эти государства о помощи в предстоявшей войне с Турцией. Однако посольство это успеха не имело. В 1689 году, во время раздора Петра с Софьей, Долгоруков одним из первых явился к Петру в Троице-Сергиеву лавру. Петр оценил его верность; когда была свержена Софья, Яков Федорович был назначен судьей Московского приказа. Князь участвовал в обоих Азовских походах — 1695 и 1696 годов, за это был возведен в звание ближнего боярина. Уезжая за границу в 1697 году, Петр возложил на Долгорукого охрану южной границы и наблюдение за Малороссией. В 1700 году, при учреждении «Приказа военных дел», князю была подчинена комиссариатская и провиантская часть; но в том же году, в битве под Нарвой, он был взят в плен и более десяти лет томился в неволе, сперва в Стокгольме, потом в Якобштате. Когда его вместе с 44 русскими пленными переправляли на шхуне в город Умео, Долгоруков вместе с товарищами обезоружил шведов и приказал шкиперу идти в Ревель, находившийся тогда уже в русской власти. Петр назначил князя сенатором, поручив ему по-прежнему исполнять обязанности генерал-кригскомиссара. В течение своего плена в Швеции Долгоруков имел возможность близко ознакомиться с шведскими порядками и государственным строем и потому стал весьма полезным советником Петра, особенно при устройстве коллегиального управления. В 1717 году государь приказал Долгорукому председательствовать в Ревизион-коллегии. Здесь Яков Федорович явился строгим и неподкупным контролером доходов и расходов казны, неизменно руководясь правилом, высказанным при решении одного дела в сенате: «Царю правда — лучший слуга. Служить — так не картавить; картавить — так не служить». Имя Долгорукова в потомстве было популярным благодаря множеству сохранившихся о нем рассказов, свидетельствующих о его прямодушии и неподкупности. Неоднозначной фигурой в первой половине XVIII века был действительный тайный советник Василий Лукич Долгоруков (1672—1739). Сначала он, посланник в Польше, Дании, Франции, хлопотал о посредничестве при примирении России и Швеции, о признании Петра I императором. Именно он в царствование Петра II был руководителем всех честолюбивых планов фамилии Долгоруковых: обручил свою племянницу, княжну Екатерину Алексеевну, с юным императором, а после его ранней смерти от оспы составил подложное духовное завещание, с помощью которого пытался посадить на трон «государыню-невес-ту». Этот замысел потерпел неудачу, и тогда на заседании Верховного тайного совета Василий Лукич поддержал предложение князя Д. М. Голицына об избрании в императрицы герцогини курляндской Анны Иоанновны, редактировал «ограничительные пункты» ее царствования, сам отвез их в Митаву и уговорил Анну Иоанновну подписать их, но после приезда императрицы в Москву должен был присутствовать при публичном уничтожении этого акта. 9 апреля 1730 года Василий Лукич был назначен губернатором в Сибирь, но по дороге, 17 апреля, его нагнал офицер и предъявил указ императрицы о лишении его чинов и ссылке в деревню. 12 июня по новому указу Василий Лукич был заточен в Соловецкий монастырь. В 1739 году, после признания князя Ивана Алексеевича Долгорукова в подлоге духовного завещания Петра II, он был привезен в Новгород, подвергнут допросам и пытке и 8 ноября того же года обезглавлен. В своих воспоминаниях герцог Лирийский писал о нем: «Он очень хорошо говорил на многих языках, и с ним приятно было провести время в разговорах, но вместе с сим он очень любил взятки, не имел ни чести, ни совести и способен был на все по корыстолюбию».

Несколько человек из рода Долгоруковых при императрице Анне Иоанновне были казнены, сосланы в Березов или другие сибирские деревни. С воцарением Елизаветы Петровны в 1741 году оставшиеся в живых были освобождены, им были возвращены чины и звания. Долгоруковы после тяжелого для них царствования Анны Иоановны продолжали быть в большом фаворе. Из многочисленных лиц этого рода остановимся на биографии князя Юрия Владимировича (1740—1830), видного деятеля трех царствований — Екатерины II, Павла I и Александра I, которого князь пережил, от которого имел подарок — табакерку с портретом. Ю. В. Долгоруков — генерал-аншеф, участник морских экспедиций графа А. Г. Орлова, командовал «Ростиславом» в Чесменском бою, начальник Морейской экспедиции, победитель турок при Кишиневе, Аккермане и Бендерах, кавалер самых значительных орденов Российской империи — Св. Георгия 3-й степени, Андрея Первозванного и Владимира 1 степени. Князь Ю. В. Долгорукий был женат на графине Екатерине Алексеевне Бутурлиной (1750—1611) (об этой фамилии см. ниже). Она была родной сестрой жены старшего брата Юрия Владимировича, генерал-поручика князя Василия Владимировича (1738-1782). Однако брак этот, заключенный по возвращении князя из Турецкого похода осенью 1774 года в провинции, в Орловской губернии, не мог быть признан законным, его долго скрывали, и дети князя Юрия Владимировича считались детьми его родной сестры, княгини А.В. Козловской, известной своим жестоким нравом. Она, когда это было нужно, стараясь казаться беременной, обкладывала себя подушками. После смерти брата и его жены брак князя Долгорукого Синодом был признан законным и дети получили фамилию отца. В 1787 году в Полтаве Екатерина II на смотре легкоконных полков пришла «в восхищение: пожаловала жене моей (пишет князь Долгорукий) «брильянтовый букет» и малолетнюю мою дочь пожаловала во фрейлины и меня в подполковники Преображенского полка». Тяжело раненный в голову при Грос-Эгерсдорфе, перенесший трепанацию черепа Долгорукий дожил до глубокой старости.

Князь Юрий Владимирович доживал свой лолгий век в Москве в полном одиночестве, пережив всех своих близких, даже единственную внучку. Он скончался 90 лет от роду от холеры.

Е. П. Янькова, брат которой был женат на крестнице князя Ю. В. Долгорукого, княжне М. П. Долгорукой, хорошо помнившая старика, говорила: «Князю Ю. В. в 1809 году было лет под 70; он был ростом нс очень велик, но, впрочем, и не мал, довольно полный, лицо имел приятное, хотя черты не были правильны и были не очень красивы. Что-то спокойное было в выражении и много добродушия, и вместе с тем и величавости; с первого взгляда можно было угадать, что это настоящий вельможа, ласковый и внимательный. Давно уже перестали пудриться и начали носить суконное кургузое платье; он до конца жизни пудрился и ходил в бархате и шелку; он все еше носил французский кафтан, и было это весьма прилично. Дом князя был на Никитской, один из самых больших и красивых домов в Москве. На большом, широком дворе, как он ни был велик, иногда не умещались кареты, съезжавшиеся со всей Москвы к гостеприимному хозяину, и как ни обширен был дом, в нем жил только князь с княгиней, на летнее время князь переезжал в Петровское-Разумовское, где были празднества и увеселения, каких Москва уже не увидит».


Поиск фамилии, ее истории и значения:

🙈 Комментарии 0